частная фанатека, её осмысление,и прочая отсебятина 18+
Конёк ПроликсирПРОЛИКСИР
старт музобоз эссе неблог форум другие рупор поклон


Планета Амстердам - часть 2

Дата публикации: 22 февраля 2006 г. Часть 1 - здесь

Вторкник

Дорога в никуда

С самого начала я забыл упомянуть, что основной целью нашего путешествия был 18-й фестиваль конопли под названием "Cannabis Cup", организуемый американским конопляным журналом "High Times". Мы знали, когда он проходит, и мы находились в городе, где он проходит. Но никто из нас не знал конкретно улицу и номер дома, в котором он проходит. В Амстердаме очень приветливый персонал, и даже если кто-то не знает английского, всегда можно объясниться жестами. А вот с картой или схемой жестами не объяснишься. Проблема карты Амстердама в том, что она не отображает сущного положения вещей. Вы можете стоять на какой-то улице, вчитываться в название ее на вывеске, но в алфавитном указателе на карте ее может и не оказаться. Наоборот, если вы нашли улицу - это вовсе не значит, что она находится именно там, куда вы идете. Потому что по карте вы должны пройти, допустим, вперед и на следующем перекрестке налево. И вы проходите вперед, но на один перекресток дальше планируемого. Потому что перекресток, на котором вам нужно повернуть, настолько узок и незаметен, что вы его просто пропускаете, не считая за перекресток. А на самом деле, нужно просто иметь в виду, что Амстердам - городок небольшой. И живет в нем народу примерно столько же, сколько и в Риге. А карта так вообще нарисована почти что в масштабе 1:1. Но к этому очень сложно привыкнуть!

Безусловно, "Cannabis Cup" в Амстердаме был везде и без этого фестиваля. Везде и в любое время суток (если вовремя затариться дерьмом, ибо ночью кофе-шопы уже не работали - впрочем, летом, я думаю, они работают круглосуточно). Везде - в том числе и в наших организмах. Несмотря на то, что пакеты со шмалью уже просто не помещались в карманах, моему товарищу было то ли мало, то ли он был постоянно напряжен, то ли его не на шутку срыло - в общем, он постоянно искал кофе-шопы и покупал какие-то новые сорта на пробу. Я уже не разбирался в этих сортах, мы просто курили траву как сигареты, это был бесконечный зеленый марафон. Но чтобы не проводить время зря, я все-таки предложил ему поискать "Cannabis Cup".

На сайте фестиваля, впрочем, явно не хватало информации о конкретном его местопроведении. В одной из новостей было только кратко упомянуто, что открытие его состоялось в месте под названием "Melkweg". Если вы не знаете истории Амстердама и конопляного движения, в частности, очень трудно сообразить, что такое Melkweg. Но мы посмотрели на карту и обнаружили стадион "Melkweg" в северо-восточной части города. Наш укуренный рассудок решил, что именно на стадионе и должно быть большое скопление народа. Поэтому мы решили прокатиться туда.

Доехать туда можно было только на автобусе. Но нас не насторожил этот факт, равно как и то, что район, в котором располагался Melkweg, на стандартных картах для туристов даже не был отображен. Мы нашли только маршрут автобуса (номер 36), который ехал в Melkweg, и ничуть не задумывались о том, где именно нам нужно выходить. Мой спутник, не умеющий пространно объясняться на английском, коротко бросил водителю - "Finish!" И мы поехали к финишу, который оказался вовсе не в центре города, а в таком месте, где жили негры, арабы и еще какие-то некоренные.

Мы вышли на остановке, покурили, и только там я стал вспоминать, что в отеле перед отъездом употребил половину грибной упаковки. Поэтому все вокруг для начала стало представляться в исключительно ярких красках: зеленое казалось ярко-зеленым, серое - сизо-серым. Единственное, что не было понятно - где мы находимся. Одно из удобств Амстердама - карты города, развешанные на остановках; подходишь к карте, и на ней галочкой обозначено, где ты в данный момент находишься. Что-то мы приглумились с этой карты, и пошли в другую сторону, пока не поняли, что забрели в какие-то местные Плявниеки - райончик, окруженный лесом, с многоэтажными застройками, с болотным запашком. Людей там по-прежнему не наблюдалось, мелькали лишь тетеньки в возрасте с собачками. Мы поняли, что зашли в тупик, и направились обратно, пока не забрели в...

Куда мы попали потом, трудно сказать. То ли это был ботанический сад, в котором жили люди (в нем даже разгуливал голландский петушок). То ли это просто был район каких-то мини-коттеджей. Но даже в ноябре там росли неизвестные мне кусты и деревья, все было красочное и пестрое, а вычищенный до блеска канал с какими-то водополавающими производил впечатление рая. Пока мы сидели на скамеечке и смотрели, как совсем недалеко, за этими кустами, проезжают по большому шоссе автомобили, я испытал счастливейший и отрешенный грибной приход. Создавалось такое впечатление, что я видел каждый листик и каждую веточку, и все они мне о чем-то напоминали, вот только о чем - было непонятно. Очень хотелось продлить ощущения от этого яркого впечатления - как будто природа своим шприцем что-то вколола прямо в мозг... но они были непродолжительными. И тогда мы опять направились искать Melkweg.

Только часа через два мы сообразили, что, на самом-то деле, укуренные в хлам, мы просто крутимся на одном месте. За это время мы прошли километров десять по радиусу и заценили загородние непрестижные домики. Я бы хотел жить в одном из них. Пусть непрестижно - зато по-космически спокойно и размеренно. Смотришь на это осеннее хмурое небо - и даже оно вписывается в пейзаж. Постройки же рядом с районом, высотные краны и строительные установки, просматривающиеся на пару километров вдаль, как будто находящиеся на какой-то огромной плоскости - и вовсе напоминают о том, что ты на другой планете.

Мы шли мимо одной из таких застроек минут тридцать по какой-то дороге, вымощенной плиткой, и нам было непонятно - для кого эта дорога. Люди здесь явно не ходят, а машины ездят по магистрали. Потом, когда мимо нас проехал кто-то на мопеде, все стало ясно: несколько сотен тысяч вбахали только за тем, что дорога может пригодиться кому-то раз в полчаса. И после этого правительство Голландии хочет запретить продавать марихуану туристам?.. Такая шутка несмешно звучит даже по укуре.

В поисках Melkweg'а нам пришлось зайти на какую-то заправку и затариться хоть какой-то пищей. Я хватанул там другой сорт голландского мармелада под названием "Klepen", а также большую упаковку печенья и 20-граммовый балласт, напоминающий шоколадку для велосипедистов. Мы еще раз убедились в космогенном происхождении пищи: шоколадка оказалась сверхкалорийным батончиком, а мешочек с Klepen состоял из отвратительных по вкусу пастилок, на которых прямиком была обозначена доза - 5 и 10. Впрочем, потом оказалось, что это вполне приемлемая нордическая еда. Т.к. есть и пить больше было нечего, я постоянно засовывал руку в пакетик и бесконечно сосал этот противный синтетический мармелад. Наверное, сами голландцы, коротая бесконечные зимние вечера, вот так вот тоже сидят и сосут, весь день этот мармелад перед телевизором. Кушать после него точно не хочется!

Поблуждав еще немного и убедившись в том, что цель нашего путешествия была совсем рядом с остановкой, только в другую сторону, мы, наконец, нашли стадион Melkweg. Но ничто не свидетельствовало о том, что там проводился фестиваль конопли. Да и вообще, там совсем не было народа. Тогда на карте мы обнаружили еще один пункт "Melkweg", находящийся неподалеку. Это был немного другой жилой район, но он был так же футуристичен, хотя и более уютен, чем тот, что мы видели часа два назад. А "Melkweg"'ом оказался какой-то старинный дом. Вывеска на нем гласила, что это некое подобие церквушки, служения в которой проходят по воскресеньям. Мы пришли к выводу, что там точно не мог проходить фестиваль конопли. Там даже не могло состояться его открытие. Заодно промелькнула мысль, что "Cannabis Cup" - это какой-то мифический заговор с целью привлечения туристов в зимний период. Есть сайт, есть информация, есть сплетни - но самого мероприятия не существует.

Разочарованные сим открытием, мы решили податься обратно в центр, по пути не забывая о заветных пакетиках, от которых пухли карманы. К тому же, голодные пустые желудки давали о себе знать - космические пастилки Klepen, как оказалось, действовали только в условиях невесомости. Однако в центре на вокзале получилось только взять кофе и закусить его печеньем с заправки. Ноги и ступни у нас к тому времени уже были истоптаны в лохмотья, поэтому разумным решением представилось вернуться в номер и собраться с мыслями там. Разумеется, не обошлось и без того, что мы употребили еще какой-то зелени из имевшейся в наличии, а упаковочка с грибами была опустошена окончательно.

Мне все-таки не давал покоя этот Melkweg, равно как в астральном состоянии не дает покоя то, что уже почти свершилось; я верил в инопланетян, но никак не верил в матрицу. К тому же, в Амстердаме ничего не могло было быть мифическим. Все казалось просчитанным до мелочей, посему я опять залез на сайт фестиваля cannabis'а и, пытаясь собрать голову в кулак, все-таки проследил более точное его местоположение. "Melkweg" - это было лишь название клуба, рядом с которым располагался другой клуб - Sugar Factory. Именно там и варились растаманы планеты всей. Заодно мне не давал покоя стриптиз-бар под названием Selina's Bar. В отеле я обнаружил кучу дисконтных карточек для туристов; одна из них являлась бесплатным пропуском в этот клуб. Я с самого начала спокойно оставил мысль о том, что ноябрь - самое время для секс-индустрии; но хотя бы посмотреть на чьи-нибудь оголенные груди мы уж точно заслужили.

То ли собрав энергию в пучок, то ли частично сфокусировав ее очередным пыхом, мы совершили очередную вылазку в город, с целью обнаружения Melkweg'а и сладкой фабрики конопли. Множество ярких огней, отсутствие людей и толпы велосипедистов уже не так сильно влияли на наш организм - иммунитет к Амстердаму вырабатывался технологически ускоренно. Посему местоположение клуба мы нашли довольно быстро, то бишь нашли улицу Lijnbaansgracht и дом 238, на котором он находился. Там даже висела вывеска "Melkweg", но там было все, что угодно, кроме клуба. И вдруг меня осенило обойти этот дом с обратной стороны - именно после этого я понял, что череда нескладных мыслей закончилась, и я впервые в "подвешенном" состоянии сделал логически верный вывод. "Melkweg" светился неоновыми огнями, правда, было уже слишком поздно, и он был закрыт. И в том районе совсем никого не было. Мы определенно решили наведаться туда завтра.

На обратном пути нами был неожиданно обнаружен McDonalds. Уж до чего я являюсь противником фаст-фуда и захожу туда только раз в полгода по крайней нужде или с похмелья, но скушать макбургер для нас оказалось более реальным и правильным, чем шаурму или же непонятный батон из лепешки с начинкой. McDonalds накормил меня очень острым салатом с клонированной курицей, стаканом холодной колы и картошкой фри, что в условиях Амстердама показалось просто раем, хотя в других условиях я бы подумал, что отведал сверхкачественный яд. Наверное, это было первое место, в котором нам удалось насытиться.

Потом мы прогулялись по легендарной улице Красных Фонарей. Легальная проституция в Амстердаме имеет многовековую историю, но только пройдя по этой улице, среди неоновых витрин, в которых обнаженные до нижнего белья девушки со всей планеты показывают тебе язык, посылают воздушные поцелуи и пританцовывают, а здоровенные негры предлагают кокаин и экстази, начинаешь понимать - все это обыкновенное блятство. Правда, изрядно приукрашенное мишурой, чрезмерно вульгарное и очень дорогое, несмотря на то, что особой внешностью девушки не одарены. Или, может быть, это обыкновенная профессия... в общем, даже под диким прессингом конопли, пребывающей во мне на тот момент, я не почуял на этой улице никакого призыва к совокуплению. Да и заценивать парочку live-hard-porno-show за 30 евро тоже особого желания не было. Единственное место, которое я заценил в течение минут пятнадцати, был музей эротики. Располагался он на четырех этажах, и на каждом из них были выставлены экспонаты, аналогичные секс-музею - статуэтки, скульптуры, картины, выставка презервативов. Приколол телефонный аппарат, сняв трубку которого, можно было послушать записи секса по телефону. Впрочем, однажды я уже слышал подобную запись, сделанную Алексом Дубасом на радио SWH+. "Суринам заказывали?" - там то же самое, только по-голландски.

Все чаще и чаще мы делали перерывы, отдыхая на редких скамеечках; никто не мог запретить курить траву просто так, и только в этом, а не в наличии ее, был кайф. Вообще, на улицах города наблюдалось не так уж много полицейских; только пару раз мы видели людей в форме, один раз - полицейский автомобиль, и один раз при нас люди в штатском в квартале Фонарей заковали в наручники какого-то дилера, усадили в штатскую машину и куда-то увезли. Несмотря на то, что в этой стране были легализованы легкие наркотики, тяжелые узаконены не были. А все, что не было узаконено, каралось законом. Причем каралось очень строго, и везде был строжайший поэтому порядок и гнетущее процветание. Так мы прикоснулись к жизни страны, которая выиграла битву с наркотиками, проиграв в ней.

Под конец вечера мы добрались-таки до этого бара Селины, покружив по узким улочкам и мостам. Оказалось, что рядом с ним находятся еще несколько подобного рода заведений, одно из которых носило привлекательное название "Nasty". По запаху я сразу же обнаружил в нем нечто напоминающее наши районные дискотеки наподобие "Enigma" или же "Faraons", только размер его был меньше. Одним из доказательств этого была какая-то большая полная девушка с толстой жопой, пьяная вхлыст, которая, пройдя мимо меня, сказала на чистом английском - "Мне нравится твоя шапка. Ты мне ее подаришь?" Не знаю, что уж такого она увидела в моей обыкновенной шапке, но я однозначно сказал, что даже не собираюсь этого делать, ибо шапка мне самому тоже очень нравится. Тогда девушка состроила грустную мину и сказала: "Why? I am cute!" Тогда подруга схватила ее за локоть и потащила в "Nasty". Я уверен, что в этом клубе при наличии народа и женщин ждет много интересного и веселого, но т.к. ни того, ни другого в больших количествах не наблюдалось, мы пошли в гости к Селине.

А бар Селины со своим бесплатным входом, на поверку, и вовсе оказался поганеньким кабаком. У стойки сидели одни стриптизерши, а также какой-то мужчинка, весьма обрадовавшийся нашему появлению, но мы сразу взяли пива по 5 евро за стакан 0.3л и удалились в другой угол. Собственно, в Амстердаме, в отличие от Риги, вы не найдете тени, или кустов, или дерева, или угла, в котором можно справить нужду. Но и платного туалета вы тоже не найдете. Космическая канцерогенная пища, отстутствие скамеек для отдыха, каменные пыльные улицы, и смерть от перегрузки мочевого пузыря - таковы грустые последствия для туристов, которые не догадаются зайти в бар за 5 евро с той только целью, чтобы справить нужду и перевести дух. А мы - сделали это. Правда, как только мы зашли, стриптиз у стойки иссяк, и к нам подсели две девушки, которые на ломаном английском стали спрашивать, кто мы и зачем. В общем-то, уже у входа было понятно, что консумация здесь является главным и единственным образом развлечения. Наблюдать стриптиз за 60 евро, причем в исполнении чешки и литовки, нам явно не хотелось. Я перекинулся с девушкой из Брно парой слов и узнал, что она работает здесь с целью заработать денег на дом. "Зачем тебе дом?" - спросил я. - "Ты хочешь завести семью, много детей, собаку и выращивать кроликов?" "Нет", - ответила она. "Я просто хочу дом." Было ей на вид лет 20-22. Ни фигуры, ни лица, ни запаха. Ни даже мозгов. За что мужчины платят деньги в таких барах? Я так и не понял. Я лично заплатил Селине за сортир. Он подвернулся очень вовремя.

Сыреда

Игрушечный город

На следующее утро мы пробудились уже позже, часов в 10 или даже 11. Коротнулись остатками (!) шмали, и я поехал в центр. В час у меня была назначена стрелка с голландским коллегой по специальности, для которого я когда-то делал маленький проект. Мы попили с ним немного пива - он поведал о том, что каждый бар или ресторан в Голландии имеет договоренность только с одним производителем пива. Например, в том кафе, где мы беседовали, подавали только Heineken. Причем оно было налито в стаканы Heineken. Поначалу он не понял моего вопроса, ибо в Риге с пивом все с точностью наоборот - если у вас стакан "Bavaria", это не значит, что в нем именно "Bavaria". Также он поведал о том, что высокие цены соответствуют высокому уровню зарплат, однако уровень налогов в Голландии примерно аналогично высок. Насколько я понял, минимум, что получают здесь жители - это 1000 евро в месяц. А квалифицированный работник может получать 12-15 тысяч. При этом многие перестают работать уже после пятидесяти лет, ибо накоплений хватает, чтобы прожить остаток жизни не суетясь. На эти средства, определенно, можно было здесь жить! Мне тотчас же открылась тайна дорогих вещей, фетиш на которые расцвел в Риге за последние несколько лет, почти приблизив ее модные тенденции к тому, что наблюдается в Амстердаме. У нас, как известно, считается, что не качество шмотки - показатель, но - ее цена. Если вы носите свитерок, купленный на базаре за 5 латов, он непонятной расцветки, но в нем тепло и сухо - вы все равно в глазах гламурной публики - нищий и плохо выглядите. А если вы носите свитерок "Mexx", купленный в универмаге за 50 латов, при этом его качество и коэффициент согревания оставляет желать лучшего, но он вам идет и стоит половину минимальной зарплаты - вы король. Так вот, в Амстердаме очень хорошо видно, что все вещи, называемые в Риге гламурными (джинсы, нижнее белье, парфюм - насчет этого могу сказать точно), стоят столько же, сколько и у нас. Иногда - чуть дороже или дешевле, но ненамного. Все дело в том, что в Риге все мы - нищие. Не говоря уже о районах Латвии в целом, где о понятии больших денег можно даже не заикаться. Одно дело - получать тысячи и тратить сотни на одежду. Другое дело - получать сотни и тратить сотни на одежду. Согласитесь, в этом нет ничего гламурного. Вся наша мода - простая пародия. Выдумка людей, которые хотят быть модными, но у них все равно это не получается.

Посему тем, кто собирается отдохнуть в Амстердаме, с самого начала советую запастись деньгами. Любителям экономить там совершенно нечего делать.

Затем мы наконец-то поехали на вожделенную "Сладкую фабрику" с целью заценить фестиваль конопли. В одном из источников я читал, что "судейский" пропуск стоил 200 евро, и имея такой документ, можно было пробовать сорта всех участников безвозмездно. Но зачем было иметь такой пропуск - оказалось непонятным. Уже приближаясь к "Melkweg", мы учуяли дикий конопляной сквозняк, а когда дверь на фабрику отворилась, из нее вместе с парой укурышей выпало огромное зеленое облако. Вход стоил 20 евро, и нам хватило около часа, чтобы просто постоять посреди этого обшмаленного зала, духан которого вставлял круче любого косяка. А нам на входе к тому же дали еще шмали, какой-то сорт "Silver Haze". Пришлось попробовать и ее. Ничего особого нового на фестивале мы не увидели - информация по выращиванию конопли, семена, различные аксессуары для употребления, гашиш, herbals, полуметровые бонги, сувениры... Королевство пыхарей. Зал был довольно маленький и вмещал маскимум человек 200; на сцене регулярно проводились какие-то конкурсы, но они были на английском, так что принимать в них участие мы не решились. Публика была весьма пестрая, наблюдался и женский пол, все - укуренные в хлам. Долго задерживаться нам уже просто не понравилось. Особенно там почему-то не понравилось моему напарнику.

Тем не менее, сразу после фестиваля он почему-то пошел в кофе-шоп и купил там новый сорт - ямайкский. По виду шмаль напоминала кору. После нее возникло большое желание посетить какой-либо крутой ночной клуб, и мы даже спросили насчет него у девушки-барменши, формы которой также были весьма пышными, а глаза - приветливыми. Мне показалось странным, что женщины, с которыми я общаюсь, обладают очень большими задницами. Возможно, это был какой-то знак. Но клуб мы так и не нашли. Нашли только какое-то заведение, похожее на наш "Roxy". Оно было практически пустое - может быть, это был ноябрь, а может быть, вся жизнь там начиналась только ночью. В любом случае, я начинал подозревать, что в клубах ничего нового, по сравнению с Ригой, не ожидает. Поэтому достойной альтернативой показался вариант простого выруба в отеле.

Счетверг

Психоделика

Пятый день нашей остановки в Амстердаме показался уже утомительным. Трава скуривалась нехотя, и запасы ее еще были огромны, а нам остались сутки пребывания здесь. Оба мы сходились во мнении, что в качестве завершающего маневра хватило бы и вчерашнего дня. Поэтому мы лениво покурили с утра, сходили в магазин за хавчиком, и, как это обычно водится, только под конец экскурсии нашли что-то съедобное. Оказалось, что с утра в супермаркете можно найти прямо-таки королевские блюда в пластиковых упаковках, например, пюре с лососем и цветной капустой, или же макароны с сыром и беконом. Все это элементарно засовывалось в микроволновку, разогревалось, потом с коробки снималась пленочка - и вуаля! - сытный обед прямо перед вами. Впрочем, мы уже привыкли, что живем в космическом корабле, а не в мансарде.

После обеда мы зависли в самом нашем первом кофе-шопе, и забили там очередной джойнт - это, действительно, оказалось просто. Накануне днем я приобрел еще одну упаковку грибов эквадорского происхождения, и она скрасила тяжелый будничный день. Мною было испытан необычайный визуальный эффект - казалось, что освещение в кафе регулярно меняется, причем не только по яркости, но и по цветовой гамме. Потом в кои-то веки я увидел в Амстердаме девушку, приковавшую внимание. Она сидела напротив нашего столика, и происхождение ее явно тянулось куда-то дальше Европы. Цвет кожи у нее был не коричневый или смуглый, но и не бледный; телосложение - довольно обычное; одета она была очень скромно - какой-то голубенький неприметный свитерок, джинсы, зато куча восточных украшений - большие серьги в ушах и экзотические кольца на пальцах. В тот момент я, действительно, понял, что это - украшения. Что они ее реально украшают. Что украшения, на самом деле, и созданы для таких вот женщин. В подтверждение своей догадке я попытался представить ее без них, и понял, что это было бы еще более соблазнительно. Но пиком моего наблюдения за ней было то, когда она решила скрутить распущенные волосы. До этого они падали ей примерно до половины спины; когда она стала совершать эти магические движения с обыкновенной летночкой или резинкой для волос, мне показалось, что время слегка замедлило свой темп. Я видел каждое движение пальца на ее руках, прикосновение к волосам, как она медленно расправила их и аккуратно связала в пучок, вытянувшись и выпрямившись, как пальма. А глаза у нее были морские. Большие, как у рыбы. Я был уверен, что это была инопланетная русалка.

Впрочем, может быть, это были всего лишь грибы - кто знает!

Благоприятная спокойная погода, стоявшая все эти дни, вдруг сменилась резким ветром и мерзкой слякотью. Все свидетельствовало о том, что мы угодили в благоприятный климат и пережили все свои приключения не зря. Днем мы просто прошвырнулись по магазинам сувениров, дабы показать родным и близким, что мы, действительно, были в Амстердаме, а уже под вечер решили-таки поискать ночной клуб, но вместо этого зависли в очередном кофе-шопе, ибо крупный клуб "Ministry", который мы нашли, работал только с 10-ти, и впускали туда только по дресс-коду, чему наш потрепанный за несколько дней вид вполне мог не соответствовать. Потом мы еще бесцельно поблуждали по городу, и зависли еще в одном кофе-шопе. Моему удивлению не было предела, когда я увидел ту самую русалку, от которой меня прибило днем. Создавалось такое ощущение, что выглядела она совершенно по-другому, и даже волосы у нее были другого цвета, кажется. Но глаза я не мог спутать ни с чем. Девушка прибыла в большой компании, которая уселась прямо позади нашего столика. Она сидела у меня за спиной справа и говорила на непонятном языке и забивала косяки для всей тусовки. Я долго сомневался, она это или не она, но когда я краем глаза увидел, как она снова перевязала волосы, я в этом больше не сомневался. Таков Амстердам... в нем очень легко потерять себя, и очень легко найти неизвестно кого.

Мы вернулись в отель; рано с утра нужно было возвращаться в Ригу. Спать было кощунственно, поэтому мы старались держаться на остатках дерьма. Я попробовал спуститься в приемную и повисеть в Интернете; однако в тот вечер на наше старое место были поселены какие-то пьяные скандинавы, по виду чисто напоминающе инопланетян. В коридоре висел мрачный запах пьяных отрыжек и угара, девушки-растаманши тоже не было видно - все-таки запах ее косяков был намного приятнее. А тут... а тут я едва не налетел на какого-то потного и в лохмотья готового парнишку, который листал на компе порнуху и что-то орал, а прямо на меня вынырнул какой-то гриб-инопланетянин с оттопыренными ушами, причем правое ухо было оттопырено намного больше, чем левое, почти на девяносто градусов. Он также был пьян и стал что-то мне говорить на непонятном языке. Я улыбнулся, сказал "ок" и быстро исчез.

Такой кайф был явно не для меня. И хотя у нас кончились сигареты, я бы не решился попросить закурить у этих обдоланных уфо.

Уж не помню, как в дикий ветер, практически шторм, мы добирались рано утром до вокзала, потом - до аэропорта, потом еще минут десять или даже двадцать в аэропорту шли до нужного терминала - таким огромным был этот Shiphol. Там же я оставил последние пять евро, заплатив за стаканчик какао и круассан. Быстрая проверка паспортов, трап - и наш летательный аппарат уносит нас прочь из этого шквала, погружая в спокойное утреннее небо... И вот она - Рига. Самолет, приземляясь, резко тормозит и почти сразу останавливается. Да, у нас масштабы поменьше. И окружающий вокруг мир какой-то другой. Серый, промозглый. Беру такси, еду домой, смотрю на эту слякотную дорогу без разметки, где всякий едет, как он хочет...

И думается мне, что не жить Латвии по европейским меркам никогда. Не потому, что легализовать марихуану или проституцию у нас не представляется возможным. И не потому, что тюльпаны у нас выращивать не умеют. А потому, что у людей наших мышление совсем другое. Мышление у нас узкое и ограниченное, фантазии никакой, своего ничего нету, сплошной плагиат. В Амстердаме тоже плагиат, но... развитый он какой-то. До такого уровня, какой есть в Голландии, расти нам еще лет пятьдесят или семьдесят. И все равно в итоге то же самое не получится. Хотя у Риги и Амстердама есть много общего. Не внешне, но внутренне. Так что если что-то кому-то в Латвии не нравится - лучше сразу уезжать в Европу, или другие страны, и искать свое счастье там. Насколько я знаю, многие так и делают. И возвращаться не хотят. Наверное, я их вполне понимаю. Приспосабливаться к высокому уровню жизни все-таки легче, чем к низкому.

Mr.Prolix, 20-24.11.2005

Внимание, вопрос! На сколько световых лет удалена от Земли звезда, похожая на солнце?


Комментарии 74 комментария добавлено к этой статье. Присоединяйтесь!
Тэг жирного шрифта  Тэг курсива  Тэг изображения online  Тэг ссылки  Закачать файл
· точка зрения:
за свои слова отвечаю, подпись:
 

тудым-сюдым
Предыдущая статьяПланета Амстердам - часть 1Ferry Corsten в РигеСледующая статья

© 1998—2020, Mr.Prolix. Сделано в Латвии. Made in Latvia
Все права и обязанности соблюдены. Кто не спрятался, сам виноват.
Производство данного сайта является экологически чистым, а отходы подлежат вторичной обработке.
контактыдля купцовдля воровдля потерянныхбылоеenglish
Der Grüne Punkt


⇑ Вверх